Право на счастье

admin Рубрика: Теория счастья.
Комментарии к записи Право на счастье отключены
.

Я убежден, что смысл человеческой жизни в обретении счастья. Это очевидно. Светские люди или приверженцы какой угодно религии — все стремятся к чему-то лучшему в жизни. Поэтому мне кажется, что сама наша жизнь движется по направлению к счастью…
Эти слова Далай-ламы стали самым трогательным и проникновенным моментом его выступления перед огромной аудиторией в Аризоне. Но фраза о том, что в счастье заключен смысл нашей жизни, подтолкнула меня к одному вопросу. Позже, когда мы были наедине, я спросил Его Святейшество:
— Вы счастливы?
— Да, — ответил он, а затем добавил: — Я определенно счастлив.


Взгляд и выражение лица Далай-ламы были полны искренности, которая так уверенно звучала в его голосе.
— Но является ли счастье достижимой целью для большинства из нас? — спросил я.
— Да, я убежден, что обрести счастье можно с помощью воспитания ума.
Как обычный человек, я не мог не разделять мысль, что счастье достижимо. Но как психотерапевт, я был отягощен такими представлениями, как идея Фрейда о том, что «задача сделать человека счастливым не входила в план сотворения мира». Мнения такого рода привели многих моих коллег к мрачному выводу: лучшее, на что можно рассчитывать, — это «преобразование истерического страдания в обычное несчастье». С этой точки зрения уверенность в том, что существует четко сформулированный метод достижения счастья, выглядела довольно радикально.
Оглядываясь на годы психотерапевтической практики, я с трудом припоминаю, чтобы даже само слово «счастье» фигурировало в качестве предмета терапии. Безусловно, было очень много разговоров о борьбе с депрессией и тревожностью, преодолении внутренних неврозов или проблем в отношениях с другими, но все это никогда не было связано с конкретной задачей обретения счастья.
Проблема достижения подлинного счастья в западном мире, кажется, всегда была недостаточно четко сформулированной, туманной, неуловимой.
Даже понятие «быть счастливым» (happy) произошло от исландского слова «happ», которое отсылает к удаче или счастливому случаю. Похоже, что большинство из нас согласны с таким определением: в радостные моменты жизни нам кажется, что счастье может появиться только нежданно-негаданно. Для моего западного менталитета оно вовсе не кажется чем-то, что можно развить и поддерживать в себе просто с помощью «воспитания ума».
Когда я высказал это возражение Далай-ламе, он не замедлил объясниться:
— В данном случае, когда я обращаюсь к понятию «воспитание ума», я не имею в виду исключительно познавательную способность или интеллект. Я использую этот концепт для того, чтобы передать значение тибетского слова «Sem», которое связано с разумом и чувством, с умом и сердцем.
Оно сопоставимо с такими европейскими понятиями, как «психе» или «дух».
Развивая духовную дисциплину, мы меняем собственное мироощущение и начинаем относиться к жизни совсем по-другому. Под духовной дисциплиной в данном случае понимается совокупность самых разных методов. Но, в общем-то, начинать нужно с выявления тех факторов, которые приводят к страданию, и тех, которые позволяют достичь счастья. После чего негативные составляющие нужно постепенно устранить, а способствующие обретению счастья — сохранить и развить. Таков общий принцип духовной дисциплины.
* * *
Далай-лама утверждает, что нашел способ стать счастливым. За время его пребывания в Аризоне я часто был свидетелем того, как личное счастье проявляется в качестве жеста доброй воли по отношению к другому человеку, наполняя мимолетную встречу ощущением близости.
Однажды утром, после лекции, Далай-лама в компании сопровождающих шел по двору отеля, направляясь в свой гостиничный номер. Заметив возле лифтов одну из горничных, он остановился и спросил у нее: «Откуда вы родом?» На какое-то мгновение она была озадачена тем, что к ней обратился человек в бордовых монашеских одеждах, похожий на иностранца и окруженный почтительной свитой. А затем она улыбнулась и застенчиво ответила: «Из Мексики». Его Святейшество коротко поговорил с ней, а затем продолжил свой путь, оставив ее наедине с восторгом и радостью от состоявшейся беседы. На следующее утро, в то же время и на том же самом месте, она стояла еще с одной горничной. Они обе тепло приветствовали Далай-ламу, когда тот направлялся к лифтам. Их общение было коротким, но обе горничные буквально светились от счастья, когда возвращались к своим обязанностям. С каждым днем их становилось все больше, пока к концу недели там не собралась целая дюжина горничных в шуршащей светло-серой униформе, которые выстроились в ряд вдоль дорожки, ведущей к лифтам.
Развивая духовную дисциплину, мы меняем собственное мироощущение и начинаем относиться к жизни совсем по-другому.
Наша жизнь не бесконечна. Прямо сейчас в мире рождаются тысячи людей: некоторым из них суждено прожить всего несколько дней или недель, пока их жизнь трагически не прервется из-за болезни или другого несчастья. Другим выпала судьба прожить сотню лет, а возможно даже больше, и изведать триумф, отчаяние, радость, ненависть, любовь — все, чем так богата жизнь. Невозможно знать свою судьбу наперед. Но проживем ли мы один день или одно столетие, главный вопрос остается неизменным: что придает нашей жизни смысл?
Цель нашего существования заключается в поиске счастья. Это кажется вполне разумным, и западные мыслители, от Аристотеля до Уильяма Джеймса, согласились бы с такой мыслью. Но не становится ли жизнь, проходящая в поисках собственного счастья, эгоистичной и потакающей собственным прихотям? Необязательно. Согласно исследованиям, несчастливые люди больше сосредоточены на себе и чаще проявляют склонность к замкнутому, даже асоциальному, образу жизни. А счастливые люди, наоборот, оказываются более общительными, устойчивыми и творческими, а также способны лучше справляться с жизненными невзгодами. А самое главное, счастливые люди оказываются более любящими и способными прощать.
Ученые провели несколько любопытных экспериментов, которые доказывают, что счастливым людям в большей степени присущи открытость, стремление взаимодействовать с окружающими и желание помогать им. Так, в ходе эксперимента ощущение радости у испытуемых удалось вызвать, когда они неожиданно для себя находили деньги в телефонной будке. Затем, один из проводивших эксперимент изображал незнакомца, который проходит мимо и «случайно» роняет кипу бумаг Исследователи пытались выяснить, остановится ли испытуемый, чтобы помочь незнакомцу. В другом эксперименте участникам поднимали настроение, давая им послушать комедийный альбом. После чего к ним приходил человек, который будто бы хотел одолжить у них денег В результате эксперимента выяснилось, что люди в хорошем расположении духа охотнее одалживали деньги, нежели испытуемые из другой группы, чье настроение предварительно не повышали.
Все эти эксперименты опровергают мнение о том, что поиск и обретение личного счастья оборачиваются эгоизмом или эгоцентризмом. Но мы также можем проводить собственные эксперименты в лаборатории своей повседневной жизни. Предположим, например, что мы застряли в пробке. Двадцать минут спустя она наконец начинает продвигаться ползком. Мы замечаем, что кто-то из соседнего ряда сигналит нам с просьбой пропустить его перестроиться в наш ряд. Мы с большей вероятностью согласимся на такую просьбу будучи в хорошем настроении. Но если мы не в духе, то, вероятно, просто прибавим газ и закроем образовавшееся свободное место. «Ну я же простоял здесь все это время в ожидании. И чем они лучше меня?»
Итак, мы начали с предпосылки, согласно которой смысл нашей жизни заключается в поиске счастья. Благодаря этому счастье можно понимать как реальную цель, которой можно достичь с помощью последовательности позитивных мер. Как только мы выделяем позитивные факторы, способствующие обретению счастья, нам начинают открываться преимущества счастья, дающие о себе знать не только в частной жизни, но и на уровне нашего окружения и всего общества в целом.

« »

Comments are closed.